Каким научные работники видят пригород завтрашнего дня

19 Мар 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Каким научные работники видят пригород завтрашнего дняА вам уже повесили сады?

Какими станут в ближайших временах населенного пункта, пригороды,особняка и улицы, мы хотим быть в курсе не только лишь из простого любопытства. На самом деле, на данный вопрос стремятся нести ответственность и девелоперы коттеджных населенных пунктов, но спрашивают они о таком в лучшем происшествие штатных маркетологов, а не научных работников. И зря, оттого, что для маркетологов три года — уже дальняя перспектива, а давать прогноз градостроительное улучшение надо лет на пятьдесят. В противном случае получится как в данный момент: вот уже и те, кто не так давно вложил очень большие наличные средства в конструкции из угрюмого силикатного кирпича и сырого бетона, с завистью поглядывают на намного более технологичные постройки соседей с планировочными решениями современной разработки — они и красивее, и продать их легче, вполне можно в том числе просто снести и выстроить что угодно поновее. Обратимся к научным работником.

Как угадать, каковые жилища стоит возводить, из каковых материалов и с какими планировками? Все же абсолютно любой дом — это материальный мост между поколениями. Каким он обязан быть, для того, чтобы отвечать запросам ближайших лет, в случае если мы хотим строить его не только лишь для самое себя? Зачастую прогнозисты мало чем различаются от писателей-фантастов: они выдают за будущее какие-то совсем далекое-далекие от актуальных реалий фантазии. Вполне можно просто улыбнуться, но порой фантазии ложатся в основу настоящих проектов.

Добросовестное прогнозирование настоятельно просит и полета мысли, и глубокого знания сего­­­дняшних реалий и проблем. Для того, чтобы предпринять попытку разобраться в перспективах пригородного домостроения и сабурбии, мы прибегнули к эксперту — действительному члену Международной академии наук архитектуры, профессору Московского архитектурного института, автору массовых публикаций по усовершенствованию и планированию городской среды Вячеславу Глазычеву. Заручившись таковой поддержкой, вполне можно смело бросаться в самый-самые шумные информационные потоки и комментировать широко представленные в Сети Интернет проекты заселений завтрашнего дня. Итак, где же все же следует искать истину? Авторитетный эксперт отсылает нас на грешную нашу планету: сегодняшним девелоперам загородных проектов не стоит ожидать кардинальных перемен.

В. Глазычев: «Одно сегодня вполне можно сказать точно: не следует увлекаться уж очень сверхъестественными мечтами. Важно иметь в виду, что будущее не может быть возникнуть в отсутствие реального, а в настоящем тем временем нет предпосылок для кардинальных перемен в идеологии строительства. К слову, я склонен думать, что, в кратчайшие десять лет в данной сфере как говорится ничего особенного не случится. Тем не менее, новшества не любят не только лишь в Российской Федерации — в мире инновации приходят в жизнь сложно. Одно дело реализация единичных высокомерных проектов, и совсем приятелое — превращения в круглой отрасли людской деятельности».

Великолепное — далеко (и быть может, это к лучшему!)

Итак, пробуем заглянуть в




будущее строительства жилья. Сегодня нам делают предложение в виде технологий будущего и панельно-каркасное домостроение, и древесину, пропитанную до сословия пластика. Кроме того производители этих всех красот утверждают нас, что во этом всем люди будут существовать в непосредственные столетия, на всю жизнь забыв о традиционном кирпиче и бетоне. И уже сегодня почти все из этого нового вполне можно потрогать руками, посмотреть и в том числе приобрести. Не ту или иную игрушку, а реальный дом!

Но тем временем мы беседуем только лишь о веществах и технологических видах домов. Строители, сторонники каких-нибудь технологий, спорят, что комфортнее: каменное здание, какое длительное время прогревается, но одинаково длительное время остывает, или энергопассивный дом-термос с пенопластовыми стенами, температуру в котором вполне можно с легкостью поддерживать стоваттной лампочкой накаливания (не пора ли и тем, кто мечтает о термокаркасе, вслед за европейцами бежать в торговый центр — запасаться лампами). В виде пригородного жилья завтрашнего дня нам делают предложение и каркасные бараки, отделанные пластиковыми панелями, и дворцы из тонированного стекла. Реальный глобальный дом завтрашнего дня все же, скорее всего, намного более консервативен на взгляд материалов.

А все же есть к тому же планировочные тенденции: генпланы ранее не известных коттеджных населенных пунктов стали заметно интереснее тех, что были лет этак пять-семь назад. В случае если в прошлом земельные наделы, будь то садоводство или городок сельского типа банкиров, пытались нарезать на одни и те же квадраты, разбивая их прямыми улицами, и выставлять дома в шеренги вдоль багряных линий, то сегодня подобный российский фэн-шуй, когда улицы просматриваются и «простреливаются» вдоль и поперек, уже не приветствуется. В поселках обыгрываются обычные перепады высот, береговые линии. В случае если озера нет — не страшно: его вполне можно выкопать. А все же будет к тому же круче!

Один из авторов-провозвестников пишет, что позднее в строительстве будет лидировать «спиральная спецтехнология, по каковой формируется все живое и будут строиться наши дома. Не без помощи данной технологии природы и новоиспеченной пространственной философии проектирования, для того, чтобы сохранить природу, надо строить проволочные дома каплевидной формы». И все-таки это какое-то слишком далековатое будущее. И какое-то неуютное. За основу проектирования «сетчатых каркасов жизнеподобных форм сооружений берется ромбоэдрическая система координат. Ромбоэдры, одинаково как и кубы, заполняют пространство в отсутствие пропусков и зазоров. Им предоставляется возможность быть на службе альтернативой для проектирования и строительства ромбоэдрических сооружений в зонах уплотнительной застройки». Вот так, ничего трудного, все по природе-матушке. Вполне вероятно, когда-то таковые дома-пузыри и станут глобальной застройкой. Но, скорее всего, все же на Марсе… Дадим слово эксперту.

В. Глазычев: «Мы тем временем не готовы к архитектурному перевороту, каковый радикально изменит нашу жизнь. Стены, пол и потолок в жилищах наших детишек все-таки останутся. Что будет быстро меняться? Инженерная оснастка. Дом перестанет быть потребителем энергии и станет, наоборот, ее производителем. Пассивная система вентиляции придет на смену принудительной: стены
будут пронизаны скопированными у природы капиллярными каналами легких потоков. В то же время все такие разработки, понятное дело, дадут почву росту цен строительства.

А раз так, стало быть, в будущем массового применения самых новых свершений в широком домостроении ожидать не следует. Однако у нас как говорится любят строить дорого и мало. Относительно применения ранее не известных технологий — отечественных или иностранных, то в этом месте проблема нет никаких сомнений в том, что для их применения в многочисленное строительство понадобится разработание целостной инфраструктуры нынешних производств. Но немалый бизнес у нас тем временем неповоротлив, а средний просто не может быть выйти на рынок в отсутствие государственных программного обеспечения, предусматривающих долгосрочные и льготные кредиты, защиту со стороны казенных заведений. Тут нас тормозит не недостаток идей, а недостатки сложившейся административной системы. К сожалению, уж очень почти всем тем временем хотелось бы оставить все как есть».

Спасайся, кто может быть (а все ли получат возможность?)

Говорят, что в погоне за натуральной чистотой богатые домовладельцы из западных стран уже проживают в жилищах, утепленных стружкой, а при возведении стен используют плиты, не пропускающие электромагнитные волны. Удобно: мобильный телефонный аппарат не беспокоит. Окна с фильтрами не пускают в дом пыль, мембранные фильтры чистят воду… Но это цветочки! Глядя на глобальное потепление, пробуксовку Киотского протокола и учащающиеся экологические катаклизмы, бельгийский дизайнер Винсент Коллебот предусмотрительно разработал экополис для беженцев от климатических превращений: «На вид плавучий город на 50 тыс. человек смахивает на плавающий лист водяной лилии. Благодаря употреблению энергии солнца, ветра и воды данный экополис может быть абсолютно вне зависимости присутствовать, свободно плавая по океанским и морским просторам.

«Кожа» здания из высокопрочного полиэфирного волокна, покрытого слоем диоксида титана, способна разлагать загрязняющие атмосферу вещества под воздействием солнечного излучения; город будет очищать и воду в океане. Город должен будет до конца снабжать самое себя всем необходимым, а это значит, что внутри него будут замечены массовые висячие сады и фермы».

Занимательно, но все-таки не желательно допускать подобное будущее, когда нам потребуется плавучие укрытия.

В. Глазычев: «Вселенский тренд — это чистота находящейся вокруг среды, изобилие всех видов зелени — от строительства висячих садов до попыток вписывания городского ландшафта в натуральные лесные массивы. И все-таки для широкого применения эдаких инноваций надо не только лишь сознание, но и оказия. Так, например, в столице Англии и Ванкувере таковой оказией стало обновление населенных пунктов к осуществлению в них Олимпийских игр. Оказия подобный нужна к тому же поскольку вместе с ней приходят наличные средства, требующиеся для качественных превращений. А эти превращения не бывают дешевыми».
Полетим или поедем?

Улучшение строительства жилья в пригородах неминуемо усложняет городскую среду как систему. Свидетельство тому ежевечерние и ежеутренние пробки на подмосковной Рублевке и близ развязок питерской КАД. Все же как ни отчаянны, а из собственного дома путь до
гипермаркета или школы все время длиннее. Нужен малогабаритный, общедоступный и не опасный общественный транспорт. Власти больших городов значит и дело обсуждают идею легких такси (но все признают, что они ни разу не станут массовым способом передвижения), а конструкторские бюро делают предложение различные самолеты. Но, на взгляд нашего эксперта, это путь коварный и тупиковый.

В. Глазычев: «Относительно движения и транспорта, то, полагаюсь, летающие агрегаты останутся на страницах молодежных журналов, — страшно подумать, что бы творилось у нас в атмосфере, в случае если мы на нашей планете порядка добиться не имеем возможности. А вот что реально — так это возвращение трамвая, но не того, что был прежде, а такого, как в Бордо или Цюрихе: скоростного, не опасного, современного.

Впрочем, есть и прочие, не не менее многообещающие проекты, делающие предложение намерение транспортного вопроса. Например, в Санкт-Петербурге доводится учитывать, что город зажат между Финским заливом и Ладогой, в следствии этого хотелось бы делать выбор разработки, для каких водные препятствия — не препятствия. О технологии струнного транспорта Юницкого (СТЮ) слышали немногие, скорее всего, о ней не знают и представители администрацией: в случае если бы располагали информацией, то, рассматривали бы предложенный КБ Юницкого вид транспорта в виде альтернативы кольцевой линии метрополитена, Западному скоростному диаметру и другим пробуксовывающим транспортным проектам.

Струнный транспорт и дешевле, и не столь травматичен для городской среды, как автомобильный. Ему предоставляется возможность идти по стопам по побережью, с легкостью срезая углы над акваторией залива, транспортировать грузы, включая автомобили, подобно парому. Тем временем никто не просчитывал, во какое количество обойдется Санкт-Петербургу это инноваторское намерение транспортного вопроса. Но одно вполне можно сказать точно: на те средства, какие ожидается потратить на газпромовскую «кукурузу», вполне можно обеспечить грузовым и общественным транспортом все пригороды, построив свыше 1000 км двусторонних подвесных посредствей со всей нужной инфраструктурой (вот пример для сравнения: всеобщая протяженность линий петербургского метрополитена 110 км). Отдельные исследователи полагают, что таковые типы транспортных систем весьма перспективны для окрестностей больших городов.

Разработанная Анатолием Юницким транспортная спецтехнология, обещающая экономию периоды и ресурсов, вполне имела возможность бы создать действительностью мечту представителя среднего класса о комфортной жизни в пригороде и службе в городке. Но в какой мере она пригодна для реалистичной жизни? Трасса может быть проходить над морем, нетронутым лесом, сельхозугодьями, памятниками архитектуры, не портя силуэт города, и местами спускаться. Ведущий недостаток технологии СТЮ нет никаких сомнений в том, что еще не проложено ни одного километра рабочей трассы. Но конструктор Юницкий проводит опробования, каждый день ведет переговоры с главами регионов Российской Федерации (Московской области, Югры и др.) и в том числе представителями зарубежных государств. Наконец-то, железных дорог в свое время тоже не было!

Мы только лишь в первой половине пути инновационного градостроительного вырабатывания. Рынок к нему еще не готов, а идеи еще
не созрели, не успели доказать жизнеспособность или очутились блефом. Тем временем нам предоставляется возможность только лишь созерцать, как сегодняшные архитектурные тренды реализуются в альтернативных городках. Так, например, в столице Франции градостроители планируют озеленить улицы, убрать весь транспорт под нашу планету, использовать крыши как сцены для висячих садов и в том числе перенести памятники архитектуры в практичные для посещения места. К слову, нормой часы, затрачиваемого парижанином на путь с функционировы жилищей, разрабатывают пол часа. Но даже это никому не как будто нереальным.

Сколько ставить этажей?

Нынешний город — это некоторое количество населенных пунктов в некоем. Люди всяких возрастов и социальных групп пытаются жить из числа эдаких себе и видеть рядом обыкновенных соседей. Объединяет их условие доступности социальной и медпомощи, службы, необходимость реализации необходимостей в материальном и культурном. Однако при всем при этом кто-то желает бы проводить выходные на даче, кто-то — жить в деревушке, а на уик-энд приезжать в городскую квартиру, персональную или съемную. Одни мечтают о странствованиях с палаткой, а альтернативные о шести­звездных отелях…

В. Глазычев: «Есть люди, которым просто неинтересно рисовать эскизы своего индивидуального дома и затем разводить садики и ремонтировать крышу, красить фасады. Их вполне удовлетворяет нанимаемое жилище. А почти всем владельцам загородных коттеджей необходима городская квартира — для короткого нахождения. И те и прочие нуждаются в ясном и четко исполняемом законодательстве и в механизме открытого утверждения намерений. Ну а технически жилой небоскреб уже не будущее, а давние времена. В том числе многоквартирный дом выше 4–5 этажей — анахронизм. Людям наверное уютно и просторно. В случае если в землепользовании будет порядок, то окажется, что просторная кухня и огромные комнаты — не роскошь, а норма в любом доме. Создание заказа как говорится вещь чрезвычайно непростая. Союз архитекторов РФ объявил конкурс на идеальный проект современного малоэтажного жилья. Выход в свет целого ряда по-настоящему жизнеспособных проектов может быть привести к происхождению конкурентной борьбе, каковая заставит положение дела сдвинуться. Новехонькое наверное реальным, и в таком случае оно может помочь ускорить процессы обновления».

Андрей ЦУНСКИЙ

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Каким научные работники видят пригород завтрашнего дня".

* Обязательные для заполнения поля

Twitter-новости
Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

О сайте

Мы размещаем на бесплатной основе хорошие статьи навсегда!